?

Log in

No account? Create an account
Современное искусство – удел фокусников Анатолий Ульянов: «Наша… - DADAKINDER magazine — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
TRANSGRESSIONS & SPACESHIPS

SWITCH TO  |  INTERNATIONAL MODE  ]
userinfo  |  organizmo  ]
archive  |  memory  ]

Links
[1| ( eyez ) ( genitalz ) ( religulous ) ( futura ) ( 1984 ) (violenz) (drugz) (personal) ( quotez ) ]
[2| MANIFESTO / TXT / FACEBOOK / TWITTER / MASHARIK / LIB / RSS / DONATE ]

[Oct. 21st, 2007  |  10:59 pm]
TRANSGRESSIONS & SPACESHIPS
[Tags|]

Современное искусство – удел фокусников

Анатолий Ульянов: «Наша культура должна быть развращена, чтобы обрести чувство юмора...»


Давеча Вера Балдынюк (pani_grunia) из журнала «Корреспондент» допросила уточку на вечную и излюбленную мною тему «Табу и Искусство». Примечание: убогий перевод вопросов, заданных на украинском языке, пускай останется на моей совести. А точнее – на ее отсутствии :)

«Я, разумеется, не исключаю того, что среди читателей «ПРОЗА» существует некоторый процент чистых рукоблудов, но, с другой стороны, меня возбуждает сама возможность сделать хотя бы нескольких из них современными мыслящими котиками. Они теребят свои гениталии на наших страницах, но, не стоит забывать, что, кончив, они могут наткнуться у нас на Бодрийяра. И это уже родительский момент на «ПРОЗА»




Какие события последнего времени спровоцировали дискуссию по поводу традиционно табуированных тем вокруг украинской литературы и искусства в целом?

Дискуссии о табу в сопряжении с искусством в Украине не случаются. Украинское искусство не влияет на украинское общество. Если говорить точнее, обществу оно не интересно. Поэтому ожидать резонансных скандалов на тему «табу и искусство» не стоит. Среди прочего, современные украинские художники едва ли готовы пойти на табу. И дело не только в том, что у них не хватает смелости и бунтарского огня против консервативного фашизма, чудовищ морали и нравственности. Просто украинские творцы культуры – биосущества средней температуры. Такое существо волнует не столько критическое, сколько салонное искусство, которое можно впарить пузатой буржуазной саранче, и купить после этого хлеб с маслом. Говоря проще, в украинской культуре момент эстетического терроризма и бунта заглушается капиталистическим прагматизмом. Наш художник – не кромсатель социальной плоти, но ремесленник на заработках.

Нужно сказать, что конфликт «или я радикальный, или я зарабатываю деньги» - выдуманный. Это, по сути, оправдание для трусов и экономических глупцов. Современное искусство – удел фокусников. Все запрещенное – выгодно, а любой радикализм пахнет скандалом, легко трансформируемым в деньги. Чтобы это понять, достаточно проследить результаты российских скандалов с «запрещенными книгами» (Сорокин, «Ультра.Культура») или аукционными торгами под грифом «Дэмиен Херст».

Акция Поваляевой-Коробчука-Пистончика на Форуме Издателей во Львове – как вы это оцениваете? Пощечина нудной аудитории? Или может, если бы на сцене побегал голый Загребельный – это было бы интереснее?

Голый Загребельный – это не интересно. Голый Загребельный – это извращение и безобразие. Выйди он на сцену в одеяниях райского сада, и всем присутствующим пришлось бы оборачиваться в изолирующую пленку, дабы не подцепить от почтенного литератора старообрядческих бактерий, не быть овитыми соками старости и зловонием естественного для его возраста телесного разложения.

Что касается публичного пейтинга, который устроили Поваляева, Коробчук и Пестончег на Форуме Издателей, то в этом, разумеется, нет ничего красивого. Снимая все это для «PROZA.tv», я просто хотел показать зрителю, что писатели – это не мифические супергерои духовности, не возвышенные сверхсущества, но обычные люди, склонные, как и все, к радостному грехопадению, к т.н. «низким» формам изъявления себя. Понимания этой обычности «демиургов культуры», как мне кажется, нашей арт-среде не хватает. Мы по-прежнему ждем от писателей какого-то мессианства, каких-то метафизических откровений, полагаем их «людьми культуры», присваивая этому определению фальшивую чистоту и небесность. Подобные выходки с групповыми оральными утехами нужны украинской культуре, чтобы она научилась относиться к самой себе без излишнего пафоса. Вот почему я так ревностно занимаюсь и потворствую десакрализации украинского искусства. Наша культура должна быть развращена, чтобы обрести чувство юмора, дар глубокой простоты и самоиронию, которые делают культуру интереснее и живее.

Украинская литература, кажется, надолго зависла на этапе языковых табу: матюки-не матюки, украинский-русский и т.д. Дозрели ли наши писатели до тем насилия, антирелигиозности, педофилии и взрослой порнографии? Почему даже подпольно не появляются такие художественные тексты? Почему художники и фотографы в этом отношении смелее?

Дело не в дозревании до каких-либо тем. Культура обращается к насилию, антирелигии, порнографии и педофилии тогда, когда эти темы нарывают в социуме, становятся местами напряжении, боли и проблем. У нас не Россия. У нас святоши не крушат выставки современного искусства, а о насилии писателю известно лишь по красочным голливудским фильмам. Опять же, это не означает, что украинское общество лишено табу. Просто наши культурдеятели исповедуют раболепное соглашательство с нормами социума. Эти культурдеятели не протестны, а рядовой гражданин – подчеркнуто равнодушен и пассивен. Поговорка «Моя хата з краю» - это иллюстрация механизма, по которому украинское общество работает. Наших творцов не волнует тот факт, что церковь – это фашистское образование, извращающее людей в покорных и пугливых глупцов, лишенных малейшего шанса на самостоятельное мышление. Творцы просто не будут ходить в церковь и на этом их борьба с несвободой, идущей из религиозных институций, закончиться. Они не обеспокоены освобождением сограждан, потому что сограждане не обеспокоены их книгами и картинами. Общество и художник в Украине живут по разным берегам непроходимой пропасти и поэтому здесь не возникает вихрей, силящихся видоизменить искусством социальную ситуацию. А ведь для того изменения, к примеру, антирелигиозное искусство и существует. Когда художник рисует Христа с головой Микки Мауса, он, фактически, пропагандирует возможность иного отношения; пытается лишить религиозный дискурс трусливого трепета прихожан, вредоносного напряжения, порождающего рабство; показывает, что даже к наиболее монументальным моментам человеческой культуры можно относиться спокойнее. В спокойствии, как известно, полно разумной свободы и легкости бытия. К сожалению, сколь-либо смелых жестов в украинском искусстве не наблюдается. Но, убежден, эту ситуацию изменит техно-революция.

Высокая посещаемость портала «ПРОЗА» свидетельствует про увеличение количества людей, которые мыслят с вами в одном русле и с которыми вы могли бы вести диалог? Или люди преимущественно реагируют на ярлык «порно»?

Порнография, несмотря на свою естественную маркетинговую и пиар-привлекательность, никогда не была для меня средством привлечения дополнительной аудитории на «ПРОЗА». Для меня, как создателя философского и contemporary art медиа, было важно создать гибридный журнал, который бы содержал как «высокие» так и «низкие» культурные явленности. Эта контрастность – основа нашей информационной политики. Получается, что на наших страницах «высокое» сомневается в «низком», а «низкое» сомневается в «высоком». В некотором смысле, «высокое» и «низкое» лишают друг дружку однозначности, одновекторноси, единоистинности. В итоге, трудно сказать, что пронзительнее – размышления Жижека или прелые ласкания персонажей Терри Ричардсона.

Так или иначе, «ПРОЗА» пропагандирует читателя, который не будет замкнут на чем-то одном. Для меня образ идеального интеллектуала – это образ человека, умеющего мыслить как в пространстве «высокого», так и в пространстве «низкого». Такой человек – интеллектуал объемный и глубокий. Его нельзя превратить в робота дешевыми возгласами «А как же духовность?!». Он не считает, что его сознание может позволить себе высокомерную брезгливость, мол, «Бог – это культура, а Хуй – это уже не культура». Подлинный интеллектуал против подобного черно-белого мышления, которое так распространено в среде украинских культурдеятелей. До «ПРОЗА» информационное пространство украинской культуры было стеснительным, робким, узконаправленным и высокопарным, как начитанный ботаник. Мы легитимизировали для этой культуры дополнительные, ранее маргинальные пространства. Свобода выбора расширилась. Это хорошо.

Я, разумеется, не исключаю того, что среди читателей «ПРОЗА» существует некоторый процент чистых рукоблудов, но, с другой стороны, меня возбуждает сама возможность сделать хотя бы нескольких из них современными мыслящими котиками. Они теребят свои гениталии на наших страницах, но, не стоит забывать, что, кончив, они могут наткнуться у нас на Бодрийяра. И это уже родительский момент на «ПРОЗА».

Способствуют ли украинские издатели своими контрактами и предлагаемыми условиями круговороту тех или иных тем. Насколько все это влияет на общую картину книжного рынка?

Украинский издатель мыслит достаточно одномерно, тускло и занудно. Самое печальное, что он игнорирует ряд тем даже не потому, что боится потерять бизнес или же считает, к примеру, арт-порно – негожий срам, чуждый культуре. Все гораздо хуже. Украинский издатель попросту ничего не знает об арт-порно, этот жанр вне поля его осведомленности, и его скудный разум попросту не видит, что это тоже часть плоти культуры. Невнимание украинского издателя к неоднозначным темам – это не какая-то идеология. Это чистокровное невежество, узость сознания, необразованность, невнимание к разным аспектам истории культуры. Вот и получается, что наш одномерный, тусклый и занудный издатель ищет одномерные, тусклые и занудные тексты. Узость украинской современной культуры возникает по причине узости мышления влиятельных культурдеятелей. Вот и получается, что книжный рынок формируется неполным и специализированным, в то время как должен быть куда многограннее. Опять же, дело уже даже не в том, что табуированные темы должны быть озвучены. Расширения выбора тем – это расширение возможностей заработка. Игнорирование этого момента украинским издателем – признак его [издателя] рыночной глупости. Любой школьник, выросший при капитализме, знает, что табу хорошо продается.

На каком украинском символе доселе лежит печать табуирования?

Действительно насущный вопрос звучит иначе: когда украинское искусство станет мощной силой, способной поднять восстание против консервативного и политкорректного миров, множащих все табу? Я не жду снятия табу с конкретного символа. Я предвкушаю и надеюсь на момент бунта против табу как целого явления. Украинские художники и писатели не должны воевать за право рисовать гомосексуальные гобелены с оргиями Гитлера, Шевченко и Христа. Они должны поднять эстетическое и изящное восстание против старой морали и старого мира как такового. Это должна быть претенциозная, глобальная революция, а не жалкое шевеление за локальное микроправо. Не частности, но все, что ограничивает порывы духа и свободу культуры должно быть унижено и уничтожено. Чтобы такая революция случилась, украинских творцов и граждан для начала нужно научить сомневаться и мыслить. Без страха перед титанами вчерашнего дня.
linkReply

Comments:
[User Picture]From: dadakinder
2007-10-21 10:16 pm (UTC)
дима, то что ты только что сделал, блйять, называется "экспериментальная провокация" :)))))))
(Reply) (Parent) (Thread)
From: ex_dm_lytwy
2007-10-21 10:24 pm (UTC)
Толик, это всё потому, что Дима не стал читать столько букв про современное искусство и не понимает, зачем их плодить, когда можно просто попиздиться. Я не понимаю. Зачем пиздеть о современном искусстве, если куда продуктивней будет попиздиться для понимания этой прекрасной сущности? Или, к примеру, поплеваться? Или ещё лучше - отдаться любви?)

И посмотри ролик у меня верхним постом. Если ещё не видел - понравится.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: dadakinder
2007-10-21 11:24 pm (UTC)
>Толик, это всё потому, что Дима не стал читать столько букв про современное искусство и
>не понимает, зачем их плодить, когда можно просто попиздиться. Я не понимаю.
>Зачем пиздеть о современном искусстве, если куда продуктивней будет
>попиздиться для понимания этой прекрасной сущности? Или, к примеру, поплеваться?
>Или ещё лучше - отдаться любви?)

плохи твои дела, дима. состояние mizzar называется. или еще по-другому: интеллектуальная безысходность, предвкушение депрессии или еще какая херь :) согласно этой логике, можно не только попиздиться, а и вовсе отвергнуть идею собственного рождения ) поправь имунитет мозга немедленно ) говорю из лучших побуждений. мир человека - это текст. мы от этого убежим только тогда, когда японцы паяльник для коры головного мозга разработают )
(Reply) (Parent) (Thread)
From: ex_dm_lytwy
2007-10-22 10:06 am (UTC)
А чего это ты решил, что мир человека - текст? То есть, фактически, буквы? Толик, чего не образы? Конкретно: вижуалы?
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: dadakinder
2007-10-22 10:49 am (UTC)
ну потому что даже образы прочитываются сознанием и звучат в голове текстом. мы к вижуалам невольно подписи делаем. весь мир так или иначе текстографируется. ментальная текстоцентричность, хз. это не мешает делать над текстом надстройки. выход за рамки текста, пожалуй, возможен при выходе за рамки рационального мышления и входа в режим "эмоциональность, чувственность, истерия, страсть" и т.д. но и там проскальзывают пляшущие буковки. полный уход от текста неминуемо будет связан с зависимостью от адреналиновых инъекций :)

впрочем, все это хуйня. я к тому начал этот разговор, что это очень опасный путь для мышления накачаться знаниями, а потом сказать "зачем шевелиться, если вокруг черви?", "зачем говорить, если можно драться?". это способно умерщвлить важное в интеллектуале - любовь к жонглированию идеями.
(Reply) (Parent) (Thread)
From: ex_dm_lytwy
2007-10-22 11:25 am (UTC)
Я отчего-то два дня уже думаю, что жестокость как таковая и споры до драк - это запредельная откровенность. Или запредельная искренность. То есть, жонглируя идеями, мы не так близко подбираемся к истине, как могли бы, если бы не просто жонглировали, но превращали буквы в жестокость. Отношения в жестокость. Близость в жестокость. Или в драку, если конкретно. Пушо человек, когда до такого доходит, избавляется от лишнего, наигранного и всего подобного в себе очень быстро. А истина, как ни крути, остаётся. Жестокость как провокация откровенности в попытке сделать из себя вытяжку истины.

Поэтому я и говорю: вот если бы вы с паней груней подрались по поводу современного искусства, и по итогам если бы был написан некий вдохновенный репортаж, было бы куда честней и понятней, что ж оно такое искусство, табу и прочее. И точно так же: если бы ваши буквы дошли до той степени жестокости, когда редакция тупо запретила бы публикацию, вот это бы тоже пояснило всем, ху из табу и ху из современное искусство. А так - вы там своими буквами зарабатываете деньги на семачки и называете это всё культурой.

Более того. Ты мне в своих каментах предлагаешь табу на драку. И на жестокость. Позор тебе. И всё ради жонглирования идеями.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: dadakinder
2007-10-22 12:41 pm (UTC)
>Я отчего-то два дня уже думаю, что жестокость как таковая и споры до драк -
>это запредельная откровенность. Или запредельная искренность.

Я могу предположить, что драки, акт испражнения кала, нервное дерганье века, эрекция и т.д. возможно и имеют отношение к откровенности, но ценность этой откровенности сомнительна в силу легкодоступности такой откровенности. И уж точно я не вижу какой-либо связи такой откровенности с истиной. Никто еще не приблизился к истине, просто посрав в туалете или набив морду соседу. Не стоит также забывать, что слово "истина" - слово не просто абстрактное, но имеющее непосредственное отношение к дискурсу ублюдков :) Не говори со мной об истине. С истиной к Алексию II, пожалуйста )))) Утверждение "Пушо человек, когда до такого доходит, избавляется от лишнего, наигранного и всего подобного в себе очень быстро. А истина, как ни крути, остаётся" тоже сомнительно. Никакого избавления от чего-либо я здесь не вижу. Драка и серый градус обывателя не редко пьют молоко одной мамы. Когда люмпен Володя дает пизды тете Соне он делает это не из-за какой-то откровенности или духовной продвинутости. И уж тем более буквы в его голове ни то чтобы не складываются в слово "истина. Они попросту летают. Каждая сама по себе. Люмпен Володя просто тупое примитивное гавно, которое не владеет обилием способов самоизъявления и самопрокачки. Для меня люмпен Володя не интересен. Он такая же серость как и тихая бухгалтерская крыса. Это просто жлобство разной формы, но единого содержания. Человек не способен на вытяжку истины из себя, потому что истина - фантом для простолюдинов. Нет геройства в пистолете. Есть геройство в языке, превращенном в пулемет. То, что ты говоришь - это винтажная ЖЖ-вербицковщина. Если уж на то пошло, прекрати этот пустой разговор, хватай мотыгу и беги на улицу ебошить людей.Без лишних слов. Откровенно. Прямиком к истине. Просто сделай это, не рефлексируй, не думай, просто сделай то, что так любвеобильно описываешь. Факт того, что ты сейчас думаешь, размышляешь и, фактически, предлагаешь мне какую-то идею противоречит самой твоей идее. Просто я ведь знаю, что ты сейчас никуда не пойдешь. Твое ЖЖ будет продолжаться, а конкретно твоя идея нет. Ты сейчас словами играешь, дык хули?
(Reply) (Parent) (Thread)
From: ex_dm_lytwy
2007-10-22 02:03 pm (UTC)
Хули в том, что я играю словами только в отношении тебя, Толика Ульянова. Для меня в этот момент не существует улиц, люмпенов, мотыг и всего прочего, в том числе кала, который ты привёл как аргумент в нашу тихую, бля, беседу. Их всех нет. Они - это заговор корпораций. Мой мир состоит из меня и Толика Ульянова. То, какой мир на самом деле, - это истина. Всё остальное - пиздёж, провокации и галлюцинации.

Так вот. Условно говоря, если я кинусь с ножом на тебя, доказывая, что буквы - враньё всегда только потому, что буквы, - это будет о современном искусстве. Если ты начнёшь вопить и утверждать, что милиция - не галлюцинация и тебя защитит, - это будет о табу. И я говорю только об этом.

Вообще всё остальное - от Алексия 2, люмпена Володи и каждый буквы твоего камента - это попытка отчеканить мысли в деньги на семачки. Не больше.

И вообще. Ви донт андэрстэнд ич азэр, ай си.
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
[User Picture]From: dadakinder
2007-10-22 12:41 pm (UTC)
>Поэтому я и говорю: вот если бы вы с паней груней подрались по поводу
>современного искусства,
>и по итогам если бы был написан некий вдохновенный
>репортаж, было бы куда честней и понятней.

Почему бы просто не взорвать мир, в таком случае, Дима?:)
Зачем вообще пиздеть тогда? Купи бомбу, повторяю. Не рефлексируй, не мысли, действуй.
Иначе ты сейчас врешь мне. Манифестируй, совершая. Раз ты добрался до идеи, воплоти ее или найди исполнителей, на худой конец. Легко воспевать ад, сидя в комнатном раю. Погрузись в ад и вещай оттуда. Только так твои конкретные слова обретут хоть какую-то ценность. Мое мнение: в твоей идее нет четкости, нет чего-то главного, что позволило бы ей дожить хотя бы до завтрашнего утра. Она красивая и пустая.

>если бы ваши буквы дошли до той степени жестокости, когда редакция тупо запретила
>бы публикацию, вот это бы тоже пояснило всем, ху из табу и ху из современное искусство.

Это контрреволюционная тупня. Дима, пиздец, если честно. Ты действительно веришь, что это сложно и эффективно?
Это, опять же, винтаж и давно съеденый олдскул. Для меня больше не стоит вопрос в том как написать жесткий текст. Этим умением я овладел в совершенстве и сейчас оно кажется мне скучным. То, что меня действительно вдохновляет так это диверсионные идеи с четкой внутренней системой, которые так ювелирно выточены, что машина контроля попросту их не распознает, но свой "ба-бах" они совершают. Это то, о чем, собственно, говорил Кормильцев. Он говорил о необходимости !!!утонченных и изящных форм подрывной интеллектуальной деятельности!!!. Не тупое отвержение, но коррекция. Меня не интересуют бунт и контркультура как таковые. Меня интересуют эффективный бунт и эффективная контркультура, если хочешь знать. Меня интересует подрывное содержание в изящной и пронзительной (а вот это как раз сложно) форме.
Когда журналист задает тебе вопрос, очень легко ответить: "Погодиете, давайте просто жрать гавно и убивать детей". Эта фраза так и останется в сумраке тишины, в файле на винте, на пленке диктофона. Позже она пропадет и с винта и с пленки. Другое дело сказать это так, чтобы эта фраза превратилась в вирус, паразитирующий в инфополе. Поэтому я и говорю, что сегодня радикальная культура и культура массовая должны образовывать революционные гибриды. Революция не может быть тихой. Ею должны заразиться.Поэтому она должна плюхнуться в мозги, ворваться туда, а не завершиться в зачатке из-за того, что кто-то решил предложить ее в виде, который и не увидит то никто.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: muruzov
2007-10-22 12:48 pm (UTC)
курт кобейн хотел того же, что и кормильцев.
ни у того, ни у другого ничего не получилось - в глобальном смысле.
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
From: ex_dm_lytwy
2007-10-22 02:18 pm (UTC)
Толик, мы сейчас с тобой, как два наркоши - одного бросает куда-то в сторону, а другой пытается не упустить какой-то один центр. Это не продуктивно.

Про Кормильцева.

При всём моём восхищении и желании его съесть, хочу напомнить, что умер он всё-таки от рака. Это удивительная метафора со стороны, простите, Фатума. И когда он говорил об утончённых и изящных формах подрывной интеллектуальной деятельности - он говорил о заумной раковой опухоли. Не больше. Она не может быть эффективной в том, чтобы люмпенов Володей и мотыг вместо сознаний - стало меньше. Фюрер 80 лет назад отвечал Кормильцеву на слова того утверждением, что интеллектуалы в целом - пиздаболы и ничего не способны в мире поменять. Или вообще хоть как-то на мир повлиять вне заработка денег для себя на семачки. Тем более - конкретно те интеллектуалы, которые ориентированы на буквы. Интеллектуалы это Фюреру до сих пор не простили.

Но.

Написал-то я тебе изначально про то, что ты - идеальная жертва для маньяка. И все вот эти буквы, если угодно - жонглирование идеями, - лично мне напомнили некий поиск тобой персонального маньяка.

А в том, что: Дима, пойди взорви мир и не выпендривайся, если взрывать не пойдёшь, - есть тот факт, что Дима не желает взрывать мир - мир Диме нравится. И Дима не желает быть раковой опухолью. И Дима в упор не может понять, зачем сводить смысл слова Жестокость, фактически, к смыслу слова Жлобство и к люмпенам, бля, Володям.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: dadakinder
2007-10-22 12:42 pm (UTC)
>Более того. Ты мне в своих каментах предлагаешь табу на драку. И на жестокость.
>Позор тебе. И всё ради жонглирования идеями.

Глупость-киндергартен. Во-первых, жестокость нельзя запретить, так как она является частью человеческой природы. Ее можно попытаться сдержать законодательно, физически, психотропно и т.д., но все это будет полумерами и временными кувырканиями. Жестокость как энергия может сменить форму, но сущности своей от этого она не изменит. Таким образом, утверждать, что она может быть воистину подвергнута табу - абсурдно. Во-вторых, "предложение табу на жестокость" с моей стороны в нашем диалоге ты сам выдумал и это попахивает достаточно поверхностным либеральным колебанием твоего ума (что странно и неожиданно). Я говорю лишь о персональном выборе. Я просто не вижу ничего сколь либо интересного, особенного и выдающегося в кулачных боях :) Это простецкий анимализм, доступный каждому дяде Ване (возможно, в этом нет ничего зазорного), но персонально мне интересно работать с теми моими "мускулами", которые развиты в большей мере. В моем случае это мозг уточкин. Идеи меня вдохновляют. Дима, давай на чистоту - ты ведь просто поэтизируешь сейчас акт жестокости, но едва ли его совершишь его в том виде, который проступает из твоих слов. Глупо бросать в меня камень "ты табуируешь жестокость" (не выдумывай себе фантомных врагов - это детская спекуляция). Я просто четко даю понять, что имею право на выбор и очень конкретно понимаю, что мне интересно, а что нет. В этом отношении, я брезгую тем кулачеством, о котором ты говоришь. Мою личность оно не дополнит, ничего нового мне не сообщит и, по сути, я вообще не понимаю зачем обращать внимание на подобную пролетарскую хуйню :) Фразы в духе "Кровь - это пена любви" звучат красиво, но делать из них персонального господа тупо и малоэффективно, как питарды в школе. Ницше, Дебор, Маркузе, Бодрийяр ароматнее Тайсона, Дима. Куда радикальнее, куда зубастее, куда эффективнее и куда более освещены огнем истории. Поэты Гитлера не было бы, если бы не было жонглирования идеями. Потому что подлинная жестокость Гитлера рождена жонглированием идей. А не жестокостью как таковой. Ты же фактически утверждаешь, что Тайсон приблизился к истине, используя жестокость как путь достижения откровенности. Хуйня это популистская )
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
[User Picture]From: muruzov
2007-10-22 12:49 pm (UTC)
ну тут +1
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: muruzov
2007-10-22 12:51 pm (UTC)
шота вы уже два дня размышляете над какой-то хернёй :) уж не обессудьте.
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
[User Picture]From: muruzov
2007-10-22 12:52 pm (UTC)
один мой бывший знакомый видел сны ключительно текстом. бедный
(Reply) (Parent) (Thread)