July 18th, 2010

shadowdada

НОВАЯ КУЛЬТУРА ЧТЕНИЯ

Книги были хороши для развития созерцательного ума. Экраны провоцируют более практическое мышление. Новая идея или незнакомый факт будут запускать рефлекс сделать что-то: уточнить значение термина, спросить мнение своих экранных друзей, найти альтернативные точки зрения, поставить закладку, взаимодействовать с вещью или отправить ее в твиттер, вместо того, чтобы просто размышлять о ней. Чтение книг усиливало наши аналитические навыки, заставляя нас следовать за размышлением до конца, вплоть до примечаний. Чтение экрана провоцирует быстрое производство моделей, ассоциирование одной идеи с другой, подготавливая нас к столкновению с тысячами новых мыслей, которые высказываются ежедневно.

tnx v_x
shadowdada

ТИТАН ОСТАНОВИЛСЯ

Нельзя сказать, что «дует ветер перемен», и, всё же, что-то происходит. В растерянном затишье, охватившем человеческую культуру, имеется та особая интригующая нота, которая свойственна мигу перед дождем – уж слишком-слишком тихо, уж слишком-слишком электрично. Альмадовар, Триер, Джармуш, Ханеке – их последние бесславные произведения явились отчаянными нарративами старцев с выцветшим взором. На этот раз никто не хлопал (разве что из приличия). Майкл Джексон мертв. О Каннах 2010 скажут – «кинематограф покинул Канны». Исполняя один из своих гимнов Life on Mars, ветшающий Дэвид Боуи «пускает петушка», и мы видим испуг в разноцветных глазах. Линч разъезжает по странам третьего мира, выпрашивая деньги на очередную «кундалини йогу». Мэл Гибсон обещает сжечь джакузи, если ему не отсосут. Искусство – это кислые улыбки Херста с Кунсом, которых тискает перед камерами очередной миллиардер из банановой республики. Он построит центр contemporary art и следом отправится плясать под Серова с Киркоровым. Вуди Аллен же отправится в Европу, потому что на родине ему больше никто не даст денег. Глянец покажет героя сегодняшнего дня, а завтра уже и не вспомнить его имени. Великие титаны в замешательстве.