TRANSGRESSIONS & SPACESHIPS (dadakinder) wrote,
TRANSGRESSIONS & SPACESHIPS
dadakinder

Category:

критика левого в контексте #occupywallstreet

Критика левого в контексте #occupywallstreet





Copylefter Bidin: Охуенно я считаю. Новодворская и Боровой против #occupywallstreet.

Anatoli Ulyanov: Безотносительно того, что Новодворская – жаба-маккартист, Боровой – её прихехешник (кого вообще интересуют все эти бабушкины вести с того света?), левые – правые, у капитализма - рак, социализм – сам рак, либерализм – ханжество, а occupywallstr. – не только вульгарный симулякр, но и прошлое против прошлого, я уже второй месяц наблюдаю примечательную тенденцию: степень удаленности среднестатистического фаната этого движения от Нью-Йорка прямо пропорциональна его, фаната, прогрессирующей коричневости :) Beware!

Copylefter Bidin: Предпочитаю воспринимать это как поле для работы, а не причину для пассивности.

Anatoli Ulyanov: А что такое пассивность? Думать? Иметь другую точку зрения? Или быть может критика – это пассивность? :) Меня умиляет весь этот идущий подтекстом левацкий модус пренебрежительного высокомерия, мол, ненасильственно стучать в барабан на площади – действие в рамках «поля для работы», а когнитивное производство, мол, пассивность, ведь нечто неосязаемое, нематериальное (ненастоящее?). Отсюда же типично совковая дихотомия «хороший пролетариат» против «вшивых интеллигентишек», что, в общем-то, буквальное скотство, идущее от близорукости левого за пределами материального. По этому поводу у Вильгельма Райха в «Психологии масс и фашизм» есть замечательная цитата вполне себе правого, но зрящего в корень Отто Штрассера, который, обращаясь к марксистам в контексте того, что они просерают всё, за что берутся, говорил: «Ваша основная ошибка заключается в том, что вы отвергаете и осмеиваете душу и ум, вы не понимаете того, что движет всем». И вот я снова спрашиваю – о какой пассивности ты говоришь? Лично меня интересуют не аффекты в качестве действий, но осмысленные процессы. Пассивно для меня – это, например, выйти на площадь перед царем и ненасильственно просить его ослабить цепь… :) Не говоря уже о том, что «мы – 99%» - сущностно фашистский лозунг, и регрессивная дихотомия «бедные» против «богатых» тоже тут не просто так… Каким образом любой из исходов классовой войны решит источник проблемы – человеческое сознание в его нынешнем виде? Как бы кому не нравилась сказка про Золушку, практика показывает, что социальные дотации не делают из негров космонавтов, и healthcare не превращает гопника в Ги Дебора. Причина не в бабле, но том, что его породило.



Copylefter Bidin: Фразу про пассивность вызвала вот это замечание "степень удаленности среднестатистического фаната этого движения от Нью-Йорка прямо пропорциональна его, фаната, прогрессирующей коричневости :) Beware!". На самом деле в оккупи меня возбуждает именно то, что в нем потенциально заложен очень мощный экзистенциальный потенциал. Ведь требование повсеместной демократии исходит из желания самому контролировать и конструировать свою жизнь, что в корне отличается от требования социальных подачек к которой сводят всю политику традиционные левые.

Anatoli Ulyanov: Если это "желание самому контролировать и конструировать свою жизнь", то к кому обращено требование? :)

Copylefter Bidin: Ну к друг другу. Нас 99 давай-те объединимся и создадим другую политику, так как профессиональные политики представляют только лично себя.

[...]

Alexandr Wolodarskij: Anatoli Ulyanov, у тебя какие-то неожиданно вульгарные представления о "классовой войне", как о конечном процессе, способном завершиться победой одной из сторон. Классовая война - это не восстание, не революция, не "красный" или "белый" террор. Отношения между начальником и подчиненным - это уже классовая война. Правящий класс заинтересован в том, чтобы она продолжалась. Поэтому он не может победить, по определению не может, он побеждает лишь до тех пор пока идут боевые действия. Угнетенным же выгодна ликвидация текущих социальных отношений, когда это происходит - исчезают и пролетариат и буржуазия. Победа пролетариата - это исчезновение пролетариата. Никаких пособий после этого не может быть, какие уж тут пособия, когда люди просто берут то, что им нужно, столько сколько им нужно. "Гопник на велфере" - это униженный человек, вынужденный обивать пороги социальных служб. Те копейки, которые подкидывает ему Sozialstaat унизительны по сравнению с заработком какого-то менеджера, банкира или футболиста. Гопник не умирает от голода, но он остается на социальном дне, и то, что доброе государство заботливо убирает с дна острые камни, ничего в его мироощущении не меняет. Когда гопник, менеджер, художник, программист будут просто приходить в магазин и брать то, что им нужно, а автоматизированные фабрики производить - то, что нужно людям, а не то, что выгодно собственнику с точки зрения прибыли, а luxury items потеряют свою вымышленную ценность - у гопника исчезнет причина быть гопником. Современные информационную технологии позволяют создать горизонтальную сетевую, а не централизованную плановую экономику, а современная робототехника - свести к минимуму человеческий труд. Освобождение сознания невозможно без социального освобождения. В то же время, социальное освобождение безусловно невозможно без освобождения когнитивного. В этом, собственно, и заключается роль интеллигенции - создавать язык для когнитивного освобождения угнетенных. Ты же видишь фашизм в противопоставлении 99% и 1%, в то же время считаешь нормальным противопоставлять себя "гопникам". <...> Да, кстати, классовая борьба - это и есть "прошлое против прошлого", тут Анатолий абсолютно прав. Только вот будущее способно родиться лишь в этой борьбе. Новое всегда рождается из старого, убивая его. Сперматозоид оплодотворяет яйцеклетку - это значит смерть сперматозоида и яйцеклетки, но в то же время и появление зиготы, новой сущности способной к дальнейшему развитию. Детей, к сожалению, не приносит аист с небес.

Anatoli Ulyanov: Хватит тулить протухший компот. Невозможно решить проблему, опираясь на мышление её породившее. «Классовая война», «пролетариат», «буржуазия» – понятия моей бабушки, и для меня звучат чуждо, как «мотыга» или «бричка». Всё это вести с того света, и я не понимаю зачем продолжать барахтаться в состриженных ногтях 20-го века.

Левая политика является столь же дегенеративной системой координат, как и политика правая; сама же эта дихотомия – иллюзорна. Над сознанием властвует текст и структуры им порождаемые. В рубежах лево-правой структуры сегодня уже нет продолжения – лишь цикличное воспроизводство прошлого.

Уровень, на котором концептуализируют проблематику лево-правые адепты не предполагает ни понимания человеческой сути, ни сути трансгуманистического zeitgeist.

Радушные слюни, возникающие вокруг OccupyWallStr., инспирированы стыком американского идеализма и левого фетишизма, обращенного к пролетариату (который суть хищный рудимент, и все эта болтовня про униженность гопника на валфере по наивности не сопрягается со среднестатистической реальностью…).

Сегодня очень многие рассматривают движение Оккупации, опираясь на эмпатичный медиа-образ, формируемый вокруг него аффектами и эйфорией, но если заглядывать в суть происходящего, то оно всё ещё лишено обозримого производства. Месяцы на площади в модусе уробороса «долой капитализм» и с лозунгами на картонках в эпоху Сети заканчиваются сборами денег на покупку велосипедов для создания полевой электростанции «белка в колесе».

Я отвергаю любую толпу, поскольку толпа – это насилие, и утверждаю, что сущностным социальным переменам должны предшествовать сущностные когнитивные перемены в критическом количестве индивидов.

‎>…роль интеллигенции – создавать язык для когнитивного освобождения угнетенных.

Я не интеллигенция. У меня есть профессия. Интеллигенция\угнетённые – ещё одна высокомерная дихотомия, упрощающая реальность посредством развеса однозначных ярлыков. Я не хочу, чтобы кто-либо создавал для меня язык освобождения, поскольку единственный язык, который может меня освободить, находится внутри. Путь к изменению мира и общества берет начало в человеке; ключи в тебе, но не во вмешательстве в реальность Другого. Единственное, что мне подвластно – развитие моего сознания, которое производит и меня, и те когнитивные моторы, которые, уповая на первичный императив культуры (делиться), я выкладываю на обозрение в качестве текстов и прочего. Дело каждого – случиться, но не случить Другого.

> Ты же видишь фашизм в противопоставлении 99% и 1%, в то же время считаешь нормальным противопоставлять себя «гопникам»

99% – это апелляция к большинству, и потому фашизм. Для меня больше нет ни большинства, ни меньшинства. Я не 99% (и как для личности для меня унизительна и прискорбна возможность такой самоидентификации). Я ноль целых сколько-то там хуй знает сколько, и потому мой «эго-фашизм» безвреден. Я действительно противопоставляю себя «гопникам», равно как и тебе, ему, им, и любому Другому, утверждая, во-первых, что люди не равны, потому что разные, во-вторых, что все части одного целого, но части. Глупо искать фашизм в том, что я Толик, а ты Саша, и вот мы, мол, уже страшно поделились.

Я согласен, что средством производства почвы будущего являются информационные сети, а рабочего должны заменить роботы, но чтобы собрать таковых, или чтобы выращивать в лабораториях «еду на всех» недостаточно постучать в барабан – необходимо также сформулировать конкретные сценарии существования лабораторий вне корпораций; реальное общества без денег и полицейских, общество неиерархических структур и т.д.

Мне симпатична картинка «гопник, менеджер, художник, программист будут просто приходить в магазин и брать то, что им нужно, а автоматизированные фабрики производить – то, что нужно людям», но воплощение этой утопии невозможно в координатах левого мышления. И знаешь почему? Потому что вы, ребята, думаете, что гопник является гопником из-за одной лишь классовой разницы и неравного распределения продуктов труда. Вы рассматриваете социальное, забывая про факторы метафизики и биологии, хтонику и тёмное существо.

Гуманизм, породивший Французскую революцию и левых, ошибся в своём идеализме, согласно которому человек изначально хороший. Но человек – это также ночь. Кровавый катарсис Французской революции не осечка светлого процесса, но предсказуемая закономерность кастрированного восприятия человеческого существа.

Подчиненный – неудачный подчиняющий. Холоп неизлечимая, и бесконечно счастливая скотина. Ты говоришь об угнетённых на социальном пособии, про некое их мироощущение, полагая, что они хотели бы опосредствовать достаток трудом? Скажи это местным чёрно-мексам, и тебя вздёрнут на твоих же пейсах. Потому что чуваки ебошат в нарды, у них вечная маньяна и солнце светит, а ты им тут про социальную революцию вдруг…

В целом, несущая точка разногласия в этом разговоре находится в области спора о том, какая революция первоочередна. В моём представлении – когнитивная. В твоём – социальная. Как социализировать индивидуальную когнитивную революцию? Информационные сети, Интернет, – то поле, где формулируемое завтра социально.

Что до OccupyWallStr. – это было бы куда более интересно, если бы, пускай и собравшись на площади, они провозгласили задачу изменения собственных сознаний. А бедные против богатых… facepalm.

Alexandr Wolodarskij: Ты когда-то наблюдал за родами? Почему-то я думаю что наблюдал, хотя бы на видео. Очень неприятный процесс, на самом деле, кровавый и совершенно не эстетичный. Но Новое не способно появиться иначе. Толпа - это насилие, но жизнь вне толпы - иллюзия. Ты можешь отвернуться, можешь закрыть уши, чтобы не слышать криков, можешь спрятаться, чтобы не попасть ей под ноги. Но толпа никуда не денется. Компьютер, за которым ты сейчас сидишь, собирают не дивные эльфы из реальности будущего, а китайские и малазийские рабочие, за копейки вкалывающие на конвейере. Мы рассуждаем в фейсбуке о когнитивной и социальной революции, а сотни миллионов людей не умеют читать, миллиарды же не видели компьютера. Человек должен случиться сам, но он не может по-настоящему случиться без Другого. Нельзя быть свободным, живя в обществе рабов и рабовладельцев. Можно лишь жить иллюзией свободы в рамках внутреннего эскапизма. Мы уже проходили его в различной форме - были и субкультуры, и эзотерические учения, и интеллектуальные кружки, по сути своей занимаются одним и тем же. Суходрочкой. Когнитивная революция не идет вслед за социальной (ты зря присваиваешь мне точку зрения вульгарного марксизма) - они могут идти лишь рука об руку, иначе всё придет либо к социал-фашизму ликующей гопоты, либо к "золотой молодежи", занимающейся бесконечным и бессмысленным "самосовершенствованием". Не бывает "хлеба" и "воли" по отдельности.

Anatoli Ulyanov: Ну и при чём тут всё это? Я что призываю отказаться от Другого и ебать себя среди зеркал в пещере на необитаемом острове? Короче, дабы не удаляться в микро-ёб, выношу то, что мне кажется конструктивным – «когнитивная революция не идет вслед за социальной – они могут идти лишь рука об руку». Вот из этой точки (где уже не про пассивность когнитивного) можно двигаться дальше и формулировать обширное видение процессов реструктуризации реальности.

[...]

Anatoli Ulyanov: В качестве зудящего P.S. «вдогонку», не могу не процитировать кусочек из свежей беседы с богоподобной Plaksa Irina, которая, будучи матерью не только в неоднократно буквальном, но, главное, метафизическом и даже подземном смысле, давеча просвещала меня по поводу телеги, согласно которой роды – «Очень неприятный процесс, на самом деле, кровавый и совершенно не эстетичный. Но Новое не способно появиться иначе». И что бы вы думали? Хуйня и враки! «Это в советской больнице он кровавый и с криками. Существуют практики, при которых мать испытывает оргазм во время родов... […]. Как известно рождающийся ребенок испытывает все тоже самое, что и мать. Есть в психологии область исследующая родовые травмы и роды в мучениях, накладывающие свои последствия на жизнь будущего человека. Есть теория, что течение родов – это быстрое прочтение всей будущей жизни. […] ….природа помогает природным чувихам, а урбанистическим мясоедам-мамашам, набравшим 40 кг во время беременности, помогают больницы ножами и щипцами и эпизиотомией с эпидидуральной анастезией». Короче говоря, не мудрено, товарищи-октябрята, что левые, которые суть совки, видят рождение Нового исключительно «неприятным процессом», предполагающим кровь и уродство :) Это, к слову, также подтверждает мою Теорию Неочевидности, согласно которой хуевые порождают хуевое, и потому регрессивны даже в добрых намерениях…
Tags: politikz
Subscribe

  • BLOG IS CLOSED

    You can follow me here: looo.ch looo.ch/blog (NEW!!!) facebook.com/dadakinder twitter.com/dadakinder videoloooch ЖЖ - мёртвое говно из…

  • Звуковая бутылка

    Звуковая бутылка

  • (no subject)

    Подводный весельчак

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 25 comments

  • BLOG IS CLOSED

    You can follow me here: looo.ch looo.ch/blog (NEW!!!) facebook.com/dadakinder twitter.com/dadakinder videoloooch ЖЖ - мёртвое говно из…

  • Звуковая бутылка

    Звуковая бутылка

  • (no subject)

    Подводный весельчак