TRANSGRESSIONS & SPACESHIPS (dadakinder) wrote,
TRANSGRESSIONS & SPACESHIPS
dadakinder

Categories:

Дёготь за дёготь

ДЁГОТЬ ЗА ДЁГОТЬ


oleg mavromatti by nataliya masharova


Моя симпатия к письму Дёготь о Мавроматти растет прямо пропорционально вою, поднятому завсегда субтильной художественной сворой по его, письма, поводу. Даже не сказанное, но реакция на него является оргазмом ситуации, изящной реализацией задач критики, когда объект её проявляется на свету, что говорится, as it is.


Разопревшиеся представители художественного сообщества, будучи по натуре своей существами не первой адекватности, объясняют своё возмущение отдельными шероховатостями катиного текста, - ну там, к примеру, «левое кокетство» на фоне приезда «к подружке Бубновой», обсуждение цен на болгарское вино или ещё какой «донос вместо интервью». Эти публичные претензии не более чем напускные позы, и, в общем, известно, что обида художника носит накопительный характер - Дёготь, как и всякого хорошего критика, есть за что ненавидеть, но, в целом, господа возмущенные, чья бы корова мычала?

Весь этот амебный визг в ответ на критический текст был изначально скомпрометирован тем фактом, что визжание происходило в пределах давно уже нежизнеспособной дихотомии «левое \ правое». Совершенно очевидно, что шелуха из арт-тусовки возмущена далеко не качеством левизны Кати Дёготь, но отказом в особом отношении, отказом от слепой солидарности с «правильной сворой», отказом от кумовской корпоративной этики, отказом в снисхождении и жалости, отказом от траура там, где сообщество требует траур.

Ироничный и выразительный текст Дёготь попросту выпадает из удобной, но лимитовской схемы свой\чужой, где ты или за Никаса Сафронова или за группу «Война», или за помилование, или за наказание - т.е. сюжет, где пиздюлей от критика получает не «их правый Гинтовт», а «наш левый Мавроматти» едва ли помещается в мыслящий коробок канонически-либерального представителя художественной среды, и поэтому он считывает такую критику как буржуазную.

Но, постойте, о чем речь? Леваки кричат о буржуазности с не меньшей прытью, чем попы про засилье сатаны. За подобной маркировкой чаще всего не стоит ничего, кроме мотива использовать волшебное слово-протез, - буржуазность \ сатанизм, - которое всегда выступает синонимом «врага», «чужака», «противника» и «другого на другой стороне». Ну и вообще… когда современный художник, - этот юродивый когнитивный бомж, который первый бы удавил пролетариат и всё остальное «быдло», которое не понимает его вымученных гербариев похмелья, - называет себя «левым» и ратует за какие-то принципы - становится смешно. Все эти разговоры о политической и социальной благонадежности зачинают, как правило, те, кто в политическом смысле - кочующие фикции, а говоря проще – прихехешники конъюнктуры момента.

«Катя Дёготь – буржуазная сука», - исходит ржавчиной «левый» Авдей Тер-Оганьян, который ещё вчера «считал бы огромной честью» показывать свои работы в правом и буржуазном Лувре, если бы Путин или кто-то из его горгулий-хоругвеносцев лично вручили Мавроматти новый паспорт на открытии. «Дёготь – предатель!», - кричат другие, которые с черной сотней большевизма в сердце. Третьи – с претензиями христианского характера, мол, тут у человека беда, а вы мёд не принесли. Ну, ничего, зато на фоне под шумок воскрес себя Осмоловский. Подтявкнул «левой» своре – «правый» Селигер забыли. А единственным вменяемым в реакции на текст Дёготь оказался, что примечательно, сам Мавроматти, который без истерик и гайморита социализма опубликовал свои уточнения.

В целом, болгарское вино – говно.

Tags: mordor, txt
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 25 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →